Я патриот. Я воздух русский, я землю русскую люблю. Я верю, что нигде на свете второй такой не отыщу.
Навигация
Топ новостей
    Календарь
    «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 
    Архив сайта
    Декабрь 2014 (2)
    Ноябрь 2014 (6)
    Октябрь 2014 (4)
    Сентябрь 2014 (4)
    Август 2014 (5)
    Июль 2014 (4)
    СМИДОВИЧ Викентий Игнатьевич - врач и общественный деятель
    Автор: История_Тулы | 30-12-2010, 16:50


    Один из самых известных туляков – писатель Викентий Вересаев. Он здесь родился, провел детство, юность, неоднократно наезжал впоследствии. Прославился в первую очередь исследованиями ("Пушкин в жизни”, "Гоголь в жизни”). К тому же сочинял весьма достойные рассказы, повести.

    Но для горожан гораздо ближе и ценнее был его отец, тоже Викентий, но Смидович (Вересаев – псевдоним писателя). Смидович Викентий Игнатьевич был тульским ангелом-хранителем как в прямом, так и в переносном смысле.

    Не только душой города, его любимцем и радетелем, но и самым что ни на есть настоящим санитарным врачом.

    Самое, пожалуй, четкое высказывание о докторе Викентии Игнатьевиче Смидовиче принадлежит его сыну-писателю: "Отец мой был врач. Смидович Викентий Игнатьевич пользовался в Туле большою популярностью как врач и общественный деятель. Был Смидович Викентий Игнатьевич человек широко и разносторонне образованный, особенно в области естественных наук, истории, философии и богословия. У него была своя домашняя химическая и бактериологическая лаборатория, ценная минералогическая коллекция; из года в год Смидович Викентий Игнатьевич аккуратно вел метеорологические наблюдения, много работал по статистике (есть ряд печатных работ)”.

    И далее – почти убийственная фраза: "При других условиях из него вышел бы незаурядный ученый”.

    А затем – еще один удар: "Единственная область, к которой Смидович Викентий Игнатьевич всегда относился с полнейшим равнодушием, было искусство и, в частности, изящная литература. Он, например, серьезнейшим образом ставил исторические романы Шардина выше "Войны и мира””.

    Увы. При том образе жизни, который вел Викентий Игнатьевич, не оставалось времени ни для фундаментальных изысканий в области науки, ни уж, тем более, для упражнений и усовершенствований в области "изящного”. Перед глазами у Викентия Смидовича был родной город со своими неустройствами. Все время уходило на борьбу именно с ними.

    Впрочем, формально город Тула был родным для сына, для Викентия Викентьевича, который, завершив образование в гимназии, уехал покорять столицы и, успешно покорив их, там же и обосновался. А вот Викентий Игнатьевич, посвятив свою жизнь городу на Упе, был здесь вроде как пришлым. Смидович Викентий Игнатьевич родился в Каменец-Подольском, детство проводил в Одессе. Лишь после этого семья Смидовичей обосновалась в Туле. Затем – Московский университет и острое желание (в отличие от сына) вернуться в полюбившийся губернский город.

    В 1860 году Смидович написал прошение на имя императора: "Всепресветлейший, Державнейший, Великий государь Император Александр Николаевич, Самодержец Всероссийский, Государь Всемилостивый.

    Просит окончивший курс в Императорском Московском университете медицинских наук лекарь Викентий ИгнатьевичСмидович о нижеследующем:

    Известился я, что в г. Туле вакансия ординатора при больнице приказа общественного призрения за увольнением ординатора Остромысленского должна стать свободна, на каковую я желал бы быть определенным, и прилагаю при сем аттестат о звании моем, копии с протокола о дворянстве и метрического свидетельства.

    Всеподданнейше прошу, дабы повелено было об определении меня ординатором при больнице Тульского приказа сделать надлежащее распоряжение”.

    Царь не возражал, и университетский выпускник отправился на первое свое место работы. Которым вскоре сделался весь город Тула целиком.

    * * *

    Впрочем, поначалу была просто ординаторская служба. Правда, молодой врач не ограничивался одним лишь назначением лекарств и процедур. Человек сердечный и общительный, Смидович Викентий Игнатьевич уйму времени (в том числе внеурочного) проводил в простых беседах с пациентами. И в результате часто направлял начальству такие вот, к примеру, сообщения: "Больная А.Ф.Зиновьева ведет жизнь свою весьма бедственно, так что посредством своих трудов едва имеет пропитание весьма скудное, и поэтому она совершенно не имеет никаких средств, к уплате требуемых с нее за лечение в больнице денег, семи рублей пятидесяти копеек”.

    Иногда начальство помогало подопечным молодого ординатора. Иной раз игнорировало его извещение. Однако популярность доктора Смидовича в Туле росла.

    А Викентий Игнатьевич продолжал свою благотворительность. И уже в ноябре 1864 года его стараниями в городе открылось новое, невиданное учреждение – бесплатная лечебница для приходящих. Газета "Тульские губернские ведомости” поместила рекламу: "Общество тульских врачей сим имеет честь известить жителей г. Тулы, что 1 ноября в 1 час пополудни имеет быть молебствование по случаю открытия лечебницы для приходящих больных в доме аптекаря Баниге на Киевской улице. Прием же больных для подания им советов, а беднейшим бесплатный отпуск лекарств, назначается ежедневно со 2-го числа ноября, от 11 утра до 1 часу пополудни”.

    Сам Викентий Игнатьевич начал трудиться в новом учреждении, а затем, когда докторский опыт позволил, возглавил его. Одновременно с этим доктор занимается так называемой общественной деятельностью. А просторы для такого занятия были немалые. В частности, в докладе земскому собранию безо всякого лукавства говорилось: "Все больничные здания до последней мелочи требуют перестройки, невозможно оставлять в них больных, так как их жизни грозит опасность от ожидаемого падения потолка и разрушения стен”.

    В домах – духота, насекомые, сырость. Хотя туляки, несмотря на свою санитарную необразованность, заслуживают явно большего. Смидович писал: "Туляки – замечательно добрые люди… Мне нередко приходилось бывать в самых убогих хижинах, хозяева которых едва сами вырабатывают на насущный кусок хлеба и все-таки дают у себя еще приют какой-нибудь беспомощной вдове, сироте или старику. И это делается просто, безо всякого чванства – не выкинуть же сироту на улицу”.

    Путей для санитарного усовершенствования тульского быта было всего два. Первый – благотворительность, второй же – просветительство. Доктор Смидович не пренебрегал ни одним. А в экстренных случаях (например, в эпидемию тифа) врачи города под предводительством Викентия Игнатьевича (он довольно быстро сделался их лидером) издавали и официальные приказы:

    "1. Прием в ночлежные дома не должен быть ограничен известными часами.

    2. Желательно было бы выдавать ночлежникам в определенные вечерние часы кружку сбитня или чашку чая с фунтом хлеба. Беднейшим выдавать билеты в даровую столовую и раз в неделю в баню.

    3. На время эпидемии освободить от платы поступающих на излечение в больницу тифозно-больных по простому их заявлению.

    4. В возможно скорейшем времени приступить к устройству дезинфекционной печи, которой могли бы пользоваться за известную плату и частные лица”.

    * * *

    Но более всего Смидовича заботило здоровье самых юных туляков: "От поноса гибнут тысячи детей, особенно летом. Что может сделать врач со своими лекарствами, если за каждой его ложкою ребенку кладут в рот соску с молоком или жеваным черным хлебом? Или каким это образом врач может помочь тифозному больному, если с каждым глотком воды, с каждым вздохом Смидович Викентий Игнатьевич вводит отраву в свой организм, когда кругом грязь, нечистоты, подчас недостатки? А там, где внешних признаков довольства находится в изобилии, в почве та же отрава, которая сумеет найти себе доступ к кровати богача так же, как и до убогой постели нищего”.

    Конечно, Викентий Игнатьевич преувеличивал. В смысле экологии Тула была ничуть не хуже других губернских городов России (и, разумеется, значительно благополучнее, чем нынешние областные центры). Однако этот страх был превосходной двигательной силой для самоотверженного тульского врача. В 1867 году Смидович Викентий Игнатьевич выходит в отставку и открывает в своем доме частную детскую лечебницу.

    С тех пор в карманах доктора Смидовича почти что всегда обретаются всякие сладости (за что Смидович Викентий Игнатьевич получает прозвание "сладкого доктора”), а популярность достигает такой степени, что разбойники, остановив однажды его с целью ограбления, узнали доктора и с извинениями отпустили.

    – Мне по ночам ездить не страшно, – говорил Викентий Игнатьевич. – Тульские жулики – мои приятели.

    * * *

    А проживал добрый доктор на тогдашней окраине города, в доме 82 по бывшей Верхне-Дворянской (или же Большой Дворянской), ныне улице Гоголя. Вересаев-сын писал о своем детстве: "Тихая Верхне-Дворянская улица… Одноэтажные особнячки, и вокруг них – сады. Улица почти на краю города, через два квартала уже поле. Туда гонят пастись обывательских коров, по вечерам они возвращаются в облаках пыли, распространяя вокруг себя запах молока, останавливаются у своих ворот и мычат протяжно. Внизу, в котловине – город. Вечером Смидович Викентий Игнатьевич весь в лиловой мгле, и только сверкают под заходящим солнцем кресты колоколен”.

    Конечно же свой сад был и у Вересаевых: "Этот сад был для нас огромным, разнообразным миром, с ним у меня связаны самые светлые и поэтические впечатления детства”, – признавался Викентий Викентьевич. И пояснял: "Сад вначале был, как и все соседские, почти сплошь фруктовый, но папа постепенно засаживал его неплодовыми деревьями, и уже на моей памяти только там и тут стояли яблони, груши и вишни. Все росли и ширились крепкие клены и ясени, все больше ввысь возносились березы”.

    Трогательны и уютны и воспоминания писателя о домашнем быте: "В комнате было темно. В соседней комнате накрывали ужинать. Я сидел с ребятами на диване и рассказывал им сказку. Эту сказку я им уж много раз рассказывал, но они ее очень любят и все просят еще”.

    Или: "У нас в Туле была кошка. Дымчато-серая. С острою мордою – вернейший знак, что хорошо ловит мышей… Она появлялась с мышью в зубах и, как-то особенно, призывно мурлыкая, терлась о ноги мамы… Мама одобрительно гладила кошку по голове; кошка еще и еще пихала голову под ее руку, чтоб еще раз погладили”.

    Кстати, и мама у Викентия Викентьевича (то есть жена Викентия Игнатьевича) была человеком в некотором роде выдающимся. Она – основатель одного из первых в нашей стране детских садиков. Еще в 1872 году "Тульские губернские ведомости” поместили ее объявление: "С разрешения попечителя Московского учебного округа я открываю 1 ноября этого года на Большой Дворянской улице, в собственном доме, детский сад от 3 лет до 7. Елизавета Смидович”.

    Видимо, доброта и одухотворенность Викентия Игнатьевича действовала на всех обитателей дома.





    Другие новости по теме:
    Просмотров: 4461 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
    Опрос сайта
    Вы патриот города Тула?

    Панель управления
    Регистрация | Напомнить?






      Логин:
    Пароль:
    Друзья сайта
    Бесплатная библиотека
    Дизайн Вашего сайта
    Рейтинг@Mail.ru
    T u l a m e n . r u
     Издательство: Тульский патриот.
     Редактор: Бородин Сергей
     Верстка: Raven Black
     Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
     Адрес: Россия, г. Тула, ул. Советская, д. 68.
     Соцсети: ВК, ОК, Facebook
     Периодичность: всегда с Вами
     Цена: информация беcценна
     Сайт работает до последнего посетителя.
    Цель сайта tulamen.ru рассказать о славной истории города Тула, об известных жителях города-героя Тулы. Распространяя информацию о «Городе Герое ТУЛА», Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего города. Гордитесь нашей историей, любите город Тула.
    Сделаем город Тулу лучше совместными усилиями
    .